Мои посткроссерские открытки.

Вот, решила выложить немного свои полученные открытки. Уж очень хочется похвастаться.

Великобритания



Белорусь



Германия



Германия. Испортили такую открытку штемпелем в Сыктывкаре.



Гонконг



Израиль



Индонезия



Испания



Италия


Китай



Малайзия



Нидерланды


Португалия



Эту открытку прислала мне москвичка. Она отдыхала на Кипре и от туда мне ее отправила.



Польша



Польша 2



Словакия. Открытка блестит, и такое ощущение, что и звенит.



Конечно, США.



Снова США. С очень красивыми круглыми ароматизированными марками.



Тайвань



Узбекистан



Украина. Царская семья отдыхает в Крыму.



Финляндия



Франция



Франция. Нормандия



Япония

Тинькофф-журнал о почтовых услугах или недостоверная информация от "знатока".

Один подрядчик, работавший над новым сайтом Почты России, именующий себя Сергей Король, разместил статью от 13 февраля в Тинькофф-журнале, в которой разъясняет, как пользоваться почтовыми услугами. Свой опус автор объясняет жестом доброй воли.

Все бы нечего, да только на знатока почтовых услуг Сергей ну никак не тянет. Все перемешано, перепутано, а главное, наврато. 45 тысяч просмотров собрала статья с недостоверной и непроверенной информацией. Получается, 45 тысяч раз человек соврал.   Так и хочется сказать, как Фагот сказал Бенгальскому: «Поздравляю Вас, гражданин, соврамши!".
Collapse )

Посткроссинг. Обмен открытками или сделай счастливым свой почтовый ящик.


Как все начиналось.

Одиннадцать лет назад, 14 июля 2005 года, молодой португалец Пауло Магальяйнш, большой любитель вести переписку по почте, и не только с друзьями, но и со случайными корреспондентами, создал интернет – проект для своих единомышленников. Цель проекта -  объединить людей по всему миру через почтовые открытки, независимо от их местоположения, возраста, пола, расы и убеждений.

В первые же месяцы пользователи разных стран стали активно регистрироваться на сайте, что превзошло самые смелые ожидания Пауло. Популярность посткроссинга неуклонно росла и на 11 апреля 2008 года на проекте было зарегистрировано уже 1 миллион полученных пользователями открыток.

Как это работает.

Collapse )

День влюбленных. Пишите письма мелким почерком.

Для всех влюбленных и романтично настроенных читателей предлагаю отрывок из произведения незабвенного Антона Павловича Чехова «Любовь».

 
"Три часа ночи. В окна мои смотрится тихая, апрельская ночь и ласково мигает мне своими звездами. Я не сплю. Мне так хорошо!

Всего меня от головы до пяток распирает какое-то странное, непонятное чувство. Анализировать его сейчас не умею, некогда, лень, да и бог с ним, с этим анализом! Ну, станет ли отыскивать смысл в своих ощущениях человек, когда летит вниз головой с колокольни или узнает, что выиграл двести тысяч? До этого ли ему?"

Приблизительно так начиналось любовное письмо к Саше, девятнадцатилетней девочке, в которую я влюбился. Пять раз начинал я его, столько же раз принимался рвать бумагу, зачеркивал целые страницы и вновь их переписывал. Возился я с письмом долго, как с заказанным романом, и вовсе не для того, чтобы письмо вышло длиннее, вычурнее и чувствительнее, а потому, что хотелось до бесконечности продлить самый процесс этого писанья, когда сидишь в тиши своего кабинета, в который глядится весенняя ночь, и беседуешь с собственными грезами. Между строк я видел дорогой образ, и, казалось мне, за одним столом со мной сидели духи, такие же, как я, наивно-счастливые, глупые и блаженно улыбающиеся, и тоже строчили. Я писал и то и дело поглядывал на свою руку, которая всё еще томилась от недавнего рукопожатия, а если мне приходилось отводить глаза в сторону, то я видел решетку зеленой калитки. Сквозь эту решетку Саша глядела на меня после того, как я простился с ней. Когда я прощался с Сашей, я ни о чем не думал и только любовался ее фигурой, как всякий порядочный человек любуется хорошенькой женщиной; увидев же сквозь решетку два больших глаза, я вдруг, словно по наитию, понял, что я влюблен, что между нами всё уже решено и кончено, что мне остается только соблюсти кое-какие формальности.

Большая также приятность запечатать любовное письмо, медленно одеться, выйти потихоньку из дому и нести это сокровище к почтовому ящику. На небе уже нет звезд; вместо них на востоке над крышами пасмурных домов белеет длинная полоса, кое-где прерываемая облаками; от этой полосы по всему небу разливается бледность. Город спит, но уж водовозы выехали, и где-то на далекой фабрике свисток будит рабочих. Возле почтового ящика, слегка подернутого росой, вы непременно увидите неуклюжего дворника в колоколообразном тулупе и с палкой. Находится он в состоянии каталепсии: не спит и не бодрствует, а что-то среднее...

Если бы почтовые ящики знали, как часто люди обращаются к ним за решением своей участи, то не имели бы такого смиренного вида. Я, по крайней мере, едва не облобызал свой почтовый ящик и, глядя на него, вспомнил, что почта - величайшее благо!..


Тому, кто когда-либо был влюблен, предлагаю вспомнить, что, опустивши в почтовый ящик письмо, обыкновенно спешишь домой, быстро ложишься в постель и укрываешься одеялом в полной уверенности, что не успеешь завтра проснуться, как тебя охватит воспоминание о вчерашнем и ты с восторгом будешь глядеть на окно, в котором сквозь складки занавесок жадно пробивается дневной свет...


Пишите любовные письма, дорогие романтики, обязательно пишите.

10 февраля - день памяти А. С. Пушкина

Сегодня по всей стране проводят мероприятия, посвященные дню памяти великого русского классика. В библиотеках, музеях, школах читают его стихи, вспоминают его биографию. По телевидению показывают фильмы по его произведениям. Вот и я тоже решила  внести свою лепту и напомнить всем некоторые его творения.




  Я сам в себе уверен,
Я умник из глупцов,
    Я маленькой Каверин,
     Лицейской Молоствов.










ПОРТРЕТ.

Вот карапузик наш, монах,
  Поэт, писец и воин.
Всегда, за всё, во всех местах,
 Крапивы он достоин:
С Мартыном поп он записной,
  С Фроловым математик;
Вступает Энгельгардт-герой -
  И вмиг он дипломатик.





ДВУМ АЛЕКСАНДРАМ ПАВЛОВИЧАМ.

Романов и Зернов лихой,
Вы сходны меж собою:
Зернов! хромаешь ты ногой,
Романов головою.
Но что, найду ль довольно сил
Сравненье кончить шпицом?
Тот в кухне нос переломил,
А тот под Австерлицом.





ПОГРЕБ.

О сжальтесь надо мною,
Товарищи друзья!
Красоткой удалою
В конец измучен я.

Всечасно я тоскую,
Горька моя судьба,
Несите ж круговую,
Откройте погреба.

Там, там во льду хранится
Бутылок гордый строй,
И портера таится
Боченок выписной.

Нам Либер, заикаясь,
К нему покажет путь, -
Пойдемте все, шатаясь,
Под бочками заснуть!

В них сердца утешенье,
Награда для певцов,
И мук любви забвенье,
И жар моих стихов.


***

Друзья, простите! Завещаю
Вам всё, чем рад и чем богат;
Обиды, песни - всё прощаю,
А мне пускай долги простят.

Это у тебя такая работа - марки клеить?

Это было время, когда в 90-е марка, напечатанная на конверте, ничего не стоила, а литеру «А» еще не придумали. А писем отправляли много. Очень много. И операторы ужас сколько времени тратили на наклеивание марок. Если на простые письма марки просто отпускали и клиент клеил их сам, то на заказные клеить приходилось оператору.

Вот принесет секретарь какого-нибудь предприятия стопку писем из ста штук, у каждого письма свой вес, на каждые 20 грамм своя стоимость. А очередь громадная. Когда клеить? Оператор напишет ручкой на конверте тариф, а письма отложит в сторону и обслуживает клиентов дальше. Потом в свободно время, а чаще после конца смены сидит и клеит эти несчастные марки, а заказных писем уже пол тысячи.

Вот в это время я пришла на практику. Мне все было интересно, любое поручение вызывало восторг. Ну и конечно, вечером мне с посылочной стали подкидывать заказные письма для наклейки марок.

И вот, сижу я, такая красивая, довольная, обложенная письмами, марками, мокательницами, и краем глаза замечаю, что кто-то подошел к барьеру и смотрит на меня. Обернувшись, увидела свою одноклассницу, Наташку Лютер. Она выпучила на меня свои чудесные карие глаза и громко так говорит «ТЫ ЧТО ДЕЛАЕШЬ?».

Надо сказать, что Наташка - чудо природы. У нее мозг вундеркинда. Она, например, никогда не готовила уроков вечером, всегда делала их перед самым уроком. И всегда отлично знала любой предмет. Она могла закончить школу медалисткой, но никогда не стремилась к этому. Кстати, сейчас она работает управляющей госпиталя для иностранцев в Германии.

Так вот. Кричит мне Наташка «Ты что делаешь?», я отвечаю «Марки клею», а она опять кричит «Это что, такая твоя работа, марки клеить???» И почему-то мне так обидно стало, как будто я делаю что-то ненужное, неправильное. И обидно было не за себя, а за профессию, как будто работать на почте – это унизительно.

Сейчас я бы ей доказала, что моя профессия такая же нужная, как и ее. И пусть она не самая престижная, но необходимая. У человека может отсутствовать дома телевизор, у него может не быть сапог, кольца на пальце, детей, в конце концов. Но почтовый ящик есть у всех. Нет такой семьи, у которой не было бы почтового ящика, и в который бы время от времени не заглядывали.

Почтовый прогресс.

Пришла я работать на почту, дай бог памяти, 25 лет назад. Тогда еще на каждом рабочем столе лежали счеты, а в качестве кассового аппарата были Онеги. Громадные такие агрегаты, с перфоратором. Сколько было мучений с перфолентой, не дай боже номер перевода неправильно пробить, всю ленту за пять дней перебивать придется.



А на счетах мы сдачу считали, в конце операционного дня итоги подсчитывали, кассу пересчитывали. И заметьте, что это было в то время, когда во всем цивилизованном уже работали на компьютерах. Ужас. Умножать и делить я так на счетах и не научилась. И долго за это расплачивалась. Пока не закупили для нас калькуляторы.



Вот такие. Гадость. Они врали безбожно. Чтобы посмотреть результат подсчетов приходилось наклонять голову. За рабочую смену так накланяешься, что голова с шеи отваливалась. А тряслись за них так, как не трясутся за корову элитной породы. Чуть лампочки перестали гореть – пиши объяснительную, как так получилось.

Потом Онеги убрали, и на посылочную поставили сначала ЭКР, потом Меркурий. Замечательные были аппараты. Маленькие, красивые, и удобные.




А переводная работала вручную. Как сейчас говорят «немех». Наверное, лет десять так работали. Компьютеры у нас только в 2007 году поставили.
Сейчас, конечно, операторам проще работать, и интереснее. А когда ЕАС поставят, обещают в первом полугодии, вообще беспроблемно будет.

Алиэкспресс отменяет бесплатную доставку в Россию.

Прочитала на Медузе про Алиэкспресс. Дело хорошее. Не в том смысле, что доставка платная, а в том, что все мелкие пакеты пойдут с трек-номерами.
Сейчас бегают через день покупатели китайских магазинов «Где моя посылка?», где моя бандероль?». А откуда я знаю где? Трек-номера нет, не отследить. А сейчас все проще будет. Да и самим получателям спокойнее.

Почтовая связь. Небольшой ликбез.

Постоянно сталкиваюсь с жалобами клиентов на работу почтовой службы. В большинстве случаев жалобы оказываются не обоснованными, и часто случается так, что отправитель сам виноват, что что-то пошло не так.

Это случается от того, что большинство людей не умеют пользоваться услугами почтовой связи. В связи с чем, я решила дать немного советов по тем вопросам, которые чаще всего вызывают жалобы.

Итак, чего можно и чего нельзя делать ни в коем случае:

Простые письма нигде не регистрируются!

Collapse )

Ай да Пушкин!

Вчера читала «Рославлев» Пушкина. Очень тронуло одно место. Не просто тронуло, а задело, зацепило. Замени слово «по-французски» на «по-английски» и Пушкин сразу из классика превращается в современника.


"Вот уже, слава богу, лет тридцать, как бранят нас бедных за то, что мы по-русски не читаем и не умеем (будто бы) изъясняться на отечественном языке (NB: Автору «Юрия Милославского» грех повторять пошлые обвинения. Мы все прочли его, и, кажется, одной из нас обязан он и переводом своего романа на французский язык.) Дело в том, что мы и рады бы читать по-русски; но словесность наша, кажется, не старее Ломоносова и чрезвычайно еще ограниченна. Она, конечно, представляет нам несколько отличных поэтов, но нельзя же ото всех читателей требовать исключительной охоты к стихам. В прозе имеем мы только «Историю Карамзина»; первые два или три романа появились два или три года назад, между тем как во Франции, Англии и Германии книги одна другой замечательнее следуют одна за другой. Мы не видим даже и переводов; а если и видим, то, воля ваша, я все-таки предпочитаю оригиналы. Журналы наши занимательны для наших литераторов. Мы принуждены всё, известия и понятия, черпать из книг иностранных; таким образом и мыслим мы на языке иностранном (по крайней мере все те, которые мыслят и следуют за мыслями человеческого рода). В этом признавались мне самые известные наши литераторы. Вечные жалобы наших писателей на пренебрежение, в коем оставляем мы русские книги, похожи на жалобы русских торговок, негодующих на то, что мы шляпки наши покупаем у Сихлера и не довольствуемся произведениями костромских модисток."

Пройдет лет двадцать, и внуки тех, кто сегодня отправляет детей учиться за границу, будут стесняться разговаривать по-русски, если их вообще будут учить родному языку. И вся наша элита будет разговаривать и думать только по-английски. А когда придет время (история циклична и все всегда повторяется), когда нужно будет говорить только по-русски, этим хорошо образованным людям трудно будет найти хорошую книгу русскоязычного современного автора, которого и через двести лет будут читать и цитировать.